УКР
УКР
Маєте супутникове ТБ? Переналаштуйте тюнер!

Оксана Соколова: «…имел он право ее бить, толкать, хватать или нет? Не имел! Журналист имеет право спрашивать»

0 0 - 0 0

Керівник департаменту публіцистичних програм Оксана Соколова та постраждала журналістка каналу ICTV Тетяна Третяк надали детальний та розширений коментар щодо конфлікту між знімальною групою “Козирного життя” та PR-менеджером агенції «Secret Service».

Татьяна Третяк:

— Я уже третий год работаю в проекте «Козырная жизнь». До этого работала в различных глянцевых изданиях, Интернет-порталах, а также напрямую сотрудничала с артистами в качестве пресс-атташе. У меня никогда не возникало конфликтов с артистами и героями моих материалов, с теми, у кого я брала интервью. Я всегда стараюсь быть максимально корректной, особенно если мне необходимо разведать что-либо о личной жизни героя светской хроники. Исходя из этого, мне бы хотелось, чтобы Александр Кажиян озвучил, как именно звучал тот самый «некорректный» вопрос, который так вывел его из себя.

В тот вечер, 16 марта, наша съемочная группа в составе Татьяны Третяк, Руслана Тарасова и Артура Пудака была аккредитована на съемки вечеринки «Ello Party». Мои коллеги, которые занимались организацией интервью, действительно просили о возможности пообщаться с Максом Барских. Это интервью было посвящено теме вечеринки, но по ходу разговора возникло несколько попутных вопросов, не касающихся главной темы, т.к., приезжая на мероприятие, мы обычно стараемся снять материал про запас. Это обычная практика всех светских телепрограмм, когда артистам задают «блиц-опрос», ведь, получив доступ к известному человеку, ты стараешься расспросить как можно больше. Как с Максом Барских, так и с Аланом Бадоевым интервью прошло спокойно и даже в шуточной форме. Претензии к вопросам не прозвучали. Кажияна в этот момент рядом мы вообще не видели. А если бы он там и находился, то вряд ли услышал бы суть разговора, т.к. в клубе очень сильно громыхала музыка.

Пока я находилась рядом с коллегами – журналистом Русланом Тарасовым и оператором Артуром Пудаком, ко мне никто не подходил. Но стоило мне остаться одной, как рядом оказался Александр Кажиян. Он фактически подловил меня и набросился с бранью, стал заламывать руки, выталкивать из помещения, кричать и угрожать, что уволит меня с ICTV. Я отбивалась, кричала в ответ, но он подключил охранника и вместе они вытолкали меня к гардеробу. Там он продолжал меня обзывать и угрожать. Я позвонила Руслану Тарасову, он пришел к гардеробу и застал меня в растрепанной кофте и в состоянии стресса. Он позвал оператора Артура Пудака.

Пудак включил камеру и Тарасов подошел к Кажияну с вопросом: «Скажите, пожалуйста, почему вы набросились на нашу журналистку?». Никаких тыканий пальцами или провокаций! Просто вопрос! Дальше – все видно и слышно на нашем видео. Вместо ответа на вопрос Кажиян схватил камеру и попытался сбросить ее на пол. Оператору стоило больших усилий поймать ее. Набежала охрана клуба, стала закрывать объектив. Тем временем, Кажиян ринулся на Тарасова, но охрана стала удерживать его. Началась потасовка. Руслана схватили и стали силой выталкивать из клуба. А следом за ним и нас с оператором. Мы просили разрешить хотя бы забрать вещи из гардероба, но нам не позволили.

Оказавшись на улице, я позвонила своему руководству и спросила, что делать. У меня жутко болели кисти рук, были травмированы пальцы. Я находилась в состоянии шока. Решили вызвать милицию и написать заявление.

Вот, собственно, и все. Оскорбительна версия о пропаже телефона, придуманная Александром Кажияном – это вообще за гранью здравого смысла. На видео видно и слышно, как мы покидали клуб. Нас просто вышвырнули. Мне кажется, что если у Кажияна были какие-то жалобы, то он должен был изложить их следователю, приехавшему на вызов, но он просто исчез из клуба.

Оксана Соколова, руководитель редакции публицистических программ телеканала ICTV, где работают Т.Третьяк и Р.Тарасов.

— Никому не позволено поднимать руку на другого человека. Это вне журналистики. Вне гендерных вопросов. Это общечеловеческая позиция. И я в данной ситуации исхожу именно из нее. Поэтому мне странно слышать обсуждения типа: имел он право ее бить, толкать, хватать или нет? Не имел!  Даже если ему не понравились вопросы. Журналист имеет право спрашивать. Его собеседник имеет право уходить от ответа, отвечать жестко или не отвечать совсем. Но кидаться в драку не имеет права никто.

Хочу обратить внимание, что конфликт возник не во время записи интервью. Его не прервали. Не объяснили причин недовольства. Подловили позже, когда девушка осталась одна. Ведь Таня не боец, она не «посещает регулярно спортзал». Наверное, на это и был расчет. Не учтено было только то, что через несколько минут рядом окажутся ее коллеги с телекамерой. Но и тут можно позвать охрану и показать всем, кто хозяин положения.

Я убеждена, что возникший конфликт никак не касается ни Барских, ни Бадоева. Это исключительно метод решения вопросов господина Кажияна. Его извинения, принесенные вовремя, могли бы заладить конфликт. Но сочиненная версия о пропаже телефона только добавляет красок  к портрету человека. Не пишу «мужчины», потому что мужчины себя так не ведут.

19.03.2012 19:10

0 0 - 0 0



Топ відео

    Поки що немає матеріалів ...

Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ
Вгору